ZSBooka (ЗСБука) (zsbooka) wrote,
ZSBooka (ЗСБука)
zsbooka

Categories:

По следам последних новостей: аэропорт «Мустая Карима»



В прошлом году у министра культуры России Владимира Мединского появилась неоднозначная идея о присвоении 47 российским аэропортам имён каких-нибудь знаменитых людей («Великие имена России»). По поводу предлагавшихся кандидатур немедленно разгорелись нешуточные споры в регионах, в которых предполагалось эту идею реализовать. Ажиотаж особенно подогревался тем, что итог конкурса о присвоении имён должен был основываться на результатах он-лайн голосования, о технологиях проведения которых мы все всё прекрасно знаем. Поэтому сторонники различных инициативных групп тем более ожесточённо сражались друг с другом, отстаивая свои взгляды и претендентов на «увековечивание».

В нашем регионе основная борьба развернулась вокруг следующих кандидатур: Сергей Довлатов, Сергей Аксаков, Фёдор Шаляпин, Александр Матросов, Рудольф Нуриев, Михаил Нестеров, Минигали Шаймуратов, Ахмет-Заки Валиди, Салават Юлаев, Муса Гареев, Мустай Карим, Урал-батыр…

Первая половина претендентов были в списке скорее номинально, так как, например, писатель Сергей Довлатов в Уфе только родился и прожил первые 3 года своей жизни, поэтому считать его «уфимцем» можно лишь с очень большой натяжкой. Писатель Сергей Аксаков тоже в Уфе прожил только первые 10 лет своей жизни (и то частично), после чего уехал вначале учиться в Казань, потом в Москву, Санкт-Петербург и так далее… Знаменитый российский оперный певец Фёдор Шаляпин в Уфе вообще прожил всего лишь год и единственное, чем здесь может гордиться столица Башкортостана – это тот факт, что именно в Уфе молодой певец (в 17 лет) получил своё первое признание. Герой Великой Отечественной войны Александр Матросов (это который более других известен, как закрывший собою амбразуру немецкого дзота) вообще к Уфе имеет крайне опосредованное отношение – в апреле 1941 года, в возрасте 17 лет, его привезли в Уфимскую детскую трудовую колонию № 2 с целью отбытия наказания за нарушение паспортного режима (после смерти родителей он привык бродяжничать). Отсюда Матросов ушёл добровольцем в армию спустя 1,5 года – это всё, что связывало парня с Башкирией. Великий артист балета Рудольф Нуриев в Уфе провёл детство и начал танцевать в балете, в 17 лет покинул Уфу и возвращался сюда только несколько раз потом. При этом, так как местные власти к гею и перебежчику относились с нескрываемым предубеждением, то и Нуриев особой ностальгией по Уфе не страдал…

Можно заметить, что все вышеперечисленные знаменитости были в Башкирии либо кратковременно случайно, либо сознательно уезжали при первой возможности, не особенно сожалея. Попытки включить их сейчас в число «великих сынов Башкирии» выглядят насколько умилительно наивно, настолько же и глупо, мне кажется…



Пожалуй, знаменитый российский художник Михаил Нестеров имел с Уфой тесную связь – он здесь родился, провёл первые годы жизни, и даже повзрослев и уехав, всё равно потом регулярно возвращался в город, где проживали его родители, создал здесь художественный музей.

Без сомнения, можно прочно связать с Башкирией имя военачальника Минигали Шаймуратова, но хотя генерал-майор, конечно, имеет определённые заслуги перед страной и республикой, но их, мне кажется, всё-таки недостаточно, чтобы поставить этого человека в один ряд с Великими сынами Отчизны. Кроме того, у Минигали Шаймуратова есть некоторые сложности в вопросе происхождения – он по национальности тептярь (этно-социальная группа, сформировавшаяся на границе Башкирии и Татарстана из смешения башкир, татар, чувашей, морийцев и т.д.), а зацикленные на этом вопросе башкирские националисты, предки которых веками обособленно проживали в своих деревнях и блюли «чистоту рода», крайне отрицательно относятся к тому, чтобы в Башкортостане чествовали кого-либо кроме национально чистокровных башкир.

Кстати говоря, ровно по этой причине (без всяких сомнений) сразу же на этапе предварительного отбора отсеялись 2/3 кандидатов – то есть все ранее перечисленные.

Зато, несмотря на то, что следующий претендент тоже был по происхождению тептярь, но в качестве непримиримого «борца за башкирский суверенитет» в первый расширенный список попала и его крайне спорная (это очень мягко сказано) фигура – некто Ахмет-Заки Валиди, образ которого после 1991 года в Башкортостане стали особенно усиленно продвигать местные особенно упоротые националисты… Об этом персонаже можно было бы написать целый отдельный пост, но я пока обрисую его здесь кратко, только для общего понимания.

Итак, Ахмет-Заки Валиди с самого начала своей сознательной жизни придерживался довольно радикальных религиозных взглядов, всегда активно проповедовал идею пантюркизма (объединения тюркских народов).

Во время гражданской войны Ахмет-Заки Валиди вначале формально поддержал большевиков, пытаясь в революционной смуте замутить «независимый Башкурдистан». Большевики быстро раскусили замыслы новоявленного «вождя башкир» и в феврале 1918 года Валиди был арестован. Спустя 2 месяца его освободили отряды казаков и башкир (сложно сейчас точно судить об их идейной ориентации). После освобождения Ахмет-Заки Валиди присоединился вначале к Чехословацкому корпусу (который больше мародёрствовал в Сибири, чем воевал с большевиками), потом оказался под началом Колчака. В итоге, вместе с башкирскими вооружёнными отрядами опять перешёл на сторону «красных» под обещание, что будет в числе руководителей Башкирии, обладающей широкой автономией.

В 1920 году после понимания, что «суверенного Башкурдистана» не получится и Башкирская автономная республика будет довольно жёстко встроена в РСФСР, Ахмет-Заки Валиди попытался снова поднять вооружённый мятеж, но в конце концов, преследуемый ЧК, свалил в Среднюю Азию, где активно участвовал в басмаческом движении (попытки организовать исламское государство в южных провинциях бывшей Российской Империи после 1917 года). После разгрома басмачей Красной армией, Валиди свалил в Турцию, где продолжал рожать различные идеи по поводу пантюркизма. При этом Ахметзаки Валиди успешно принимал деньги и от турецкого правительства и от всех прочих желающих профинансировать его деятельность, в том числе Валиди сотрудничал одновременно или по очереди то с ОГПУ, то с польской, то с английской, то с немецкой разведками.

После начала второй мировой войны Ахмет-Заки Валиди стал активно агитировать за участие Турции в войне против СССР, в том числе даже якобы принимал какое-то участие в формировании «мусульманских» батальонов СС. Кстати, в начале войны Турция, несмотря на заявленный нейтралитет по отношению к СССР, довольно активно готовилась вступить в войну против Советского Союза, но несколько задумалась после поражения немцев под Москвой, взяло паузу после разгрома фашистов под Сталинградом и окончательно Турция отказалась от такой идеи летом 1943 года после Курской битвы. В 1944 году, когда неизбежное поражение Германии в войне стало уже очевидно, активная антисоветская деятельность Ахметазаки Валиди стала рассматриваться правительством Турции как излишне провокационная и потому опасная, в связи с чем он был арестован и осуждён по надуманным обвинениям. В конце 1945 года, когда прямая опасность какого-либо нападения на Турцию со стороны СССР миновала и замаячили признаки «холодной войны» между бывшими союзниками, Заки Валиди был выпущен на свободу и снова развил свою пантюркистскую деятельность в общем и антисоветскую (в смысле – подрывную по отношению к государственному устройству) в частности, которую и продолжал, с разной интенсивностью, до своей смерти в 1970 году…

И вот именно такого персонажа самые оголтелые башкирские нацисты уже почти 30 лет довольно успешно продвигают и популяризируют в Башкортостане: его именем названа Национальная библиотека в центре города, учреждена памятная медаль – общественная награда Академии наук Башкортостана(!), учреждена общественная премия (не иначе, как все их предполагается давать тем, кто идёт по стопам этого радикального персонажа), его именем названа улица в центре города… И всё это было вовсе не только во время пресловутого «парада суверенитетов», но и продолжалось до тех пор, пока не отправили в отставку в 2010 году главного покровителя башкирских нациков – президента Башкортостана Муртазу Рахимова… С тех пор, как назначать Главу Башкирии стали из Кремля, местные националисты слегка затаились, но периодически, как можно заметить, ещё пытаются напомнить о себе, в том числе выставляя своего идеологического лидера в качестве кандидата на присвоение его имени уфимскому аэропорту...

Итак, предыдущий субъект, хотя и является символом и светочем самых амбициозных башкир, но его образ всё же через чур откровенно одиозен для нынешних времён, потому, наступив на горло своим потаённым желаниям, в финал через «национальный» фильтр пропустили только 4 «правильные» кандидатуры – это неизменно-традиционный национальный герой Салават Юлаев, лётчик Муса Гареев, писатель Мустай Карим и герой народных эпосов Урал-батыр.

Но…

Урал-батыр – это, конечно, интересная кандидатура, но мифический герой в качестве имени для столичного международного аэропорта? Как-то слегка сомнительно… Короче, Урал-батыр в шорт-лист не попал, так как ни формально, ни идеологически не подходил под формулировку «Великие имена России».

Имя единственного растиражированного «башкирского народного героя», который, согласно официальной советской версии, изо всех сил боролся против царизма и угнетения вместе с другим «революционером» Емельяном Пугачёвым, это настолько замусоленная пропагандой фигура, что назвать его именем ещё и аэропорт Уфы – было бы уже верхом абсурда. Впрочем, нам ведь не привыкать к этому…

Итак, остались ещё Муса Гареев и Мустай Карим.

В пользу Мусы Гареева говорило то, что он: во-первых, военный лётчик (что, учитывая, что вопрос идёт о том, чтобы дать имя аэропорту, имеет особенное значение); во-вторых, это единственный человек в Башкирии, который имеет звание «дважды героя Советского Союза». Кроме всего, Муса Гареев – башкир (хотя у некоторых имеются по этому поводу какие-то сомнения опять).

С другой стороны: Мустай Карим – писатель и поэт. Я лично понятия не имею, насколько он хорош, как писатель, так как ни я сам, ни кто-либо из моего окружения ни прочитали ни строчки из им написанного, но кроме того, что, возможно, он лучше всех башкир пишет книги и стихи, в пользу его победы есть ещё 2 довода: во-первых, опять-таки – он башкир, а во-вторых… А вот про второй пункт я сейчас сразу говорить не буду, чтобы сохранить интригу.

Короче, в итоге развернулась нешуточная борьба между сторонниками Мусы Гареева и Мустая Карима, куда Салавата Юлаева всё-таки тоже приплели для фона…

При этом, надо понимать, что суть всех этих местных наших препирательств и разборок по поводу тех или иных кандидатур, движитель этого противостояния, заставивший всколыхнуться башкирское политическое болото, и проявиться во время конкурса всем заинтересованным сторонам, заключается в том, что такие явления, как «башкирская культура» или «величественность сынов Башкирии» – понятия довольно сомнительные (сейчас пуканы у башкирских нациков, если они меня вдруг прочитают, порвутся точно 😆😂 ). Нет, понятно, что определённая «национальная башкирская культура» конечно же есть, как и разнообразные деятели башкирской национальности, но вклад их в общую историю или наследие России настолько незначительный и местечковый, а претензии на субъектность разнообразных башкирских «деятелей», которым регулярно выделяется некоторое государственное финансирование, настолько амбициозны, что все эти их усердные попытки надуть значение фактически несуществующему явлению выглядят одновременно нелепо, жалко и раздражающе.

Это нелепо примерно так, как когда приходишь в гости к приятелю на семейные посиделки, где он вдруг вечером просит своих детей выступить и те что-то очень-очень несуразно пытаются читать или изображать, но вежливости ради хочется всё же им похлопать и поддержать. При этом, чем более жалко это выглядит и чем дольше это продолжается, тем труднее терпеть подобное.

Порой, манипуляции башкир настолько откровенны, как если бы директор школы объявил конкурс на звание «самого сильного школьника», но участвовать в нём могли бы только рыжие. При этом сын директора как раз – старшеклассник с рыжими волосами.

Конечно, можно и не обращать внимание на подобные совпадения – типа: ну ладно, пусть немного побалуются, но… Впрочем, лучше чуть позже завершу свою мысль.

Итак, пока каждая из конкурирующих групп продвигает некоего своего «героя», его героичность и значительность вклада в «башкирскую и российскую культуру и историю» довольно успешно ставится под сомнение всеми прочими заинтересованными лицами, поскольку и в самом деле либо эти «герои» не связаны почти с Башкирией, либо ничего особенно заметного никто из претендующих на «увековечивание» не совершил и основная их заслуга, наравне с реальной главной – это то, что они башкиры. Из чего логично следует следующий этап срача – разнообразные башкирские «деятели» (политики, «учёные», журналисты и т.п.) начинают выяснять степень «башкирскости» кандидата на увековечивание. И во многих случаях, кстати, национальная идентичность или чистокровность (и такие термины тоже упоминаются периодически) ставится под серьёзное сомнение, что тоже не удивительно, так как башкиры в Башкирии – национальное меньшинство, и местные власти, при попустительстве Москвы, всю жизнь переписывали татар в «башкиры», ради поддержания национального самосознания «титульной» нации и повода для самолюбования башкирских аборигенов…

И вот именно это и раздражает, так как надо понимать, что искусственное культивирование «башкирской идентичности» осуществляется за счёт федерального и республиканского бюджета – то есть за счёт каждого из россиян фактически высасывается из пальца несуществующее явление (некая «Великая башкирская культура»), которое потом усиленно пытаются насаждать в Башкирии

На этом фоне не очень понятно, зачем российские власти продолжают эту порочную советскую политику, негативные плоды которой настолько характерно можно сейчас наблюдать в Украине, Прибалтике и многих прочих национальных республиках бывшего СССР...

В качестве примечания ещё дополнительно от себя добавлю здесь: на протяжении своей жизни я не раз встречался с моментами, когда был свидетелем, как некоторые субъекты довольно откровенно, хотя и мягко, пропагандировали идеи пантюркизма (в моей практике это всегда были башкиры и – реже – азербайджанцы), центром формирования которых (идей), как правило, является Турция. Я всякий раз довольно легкомысленно относился к этим наблюдением, не делая никаких выводов, а вот сейчас вдруг сложил все эти случаи в одну общую картину, и ситуация уже не выглядит так безобидно, как мне казалось раньше. Тем более, если вспомнить Сирию и ИГИЛ…

Ну и возвращаясь к теме голосования за имя аэропорта Уфы – пора раскрыть «интригу»: итак, в финал конкурса вышли 3 претендента – Салават Юлаев (не смогли пройти мимо традиционного «героя»), Муса Гареев и Мустай Карим. Если рассказать про то, что внук Мустая Карима – это миллиардер Тимербулат Каримов, который женат на дочке Игоря Сечина (главы «Роснефти»), то, мне кажется, даже и смысла не было рассуждать о том, как уфимскому аэропорту суждено будет называться. Тем более, что в этом году исполнится 100 лет с момента рождения башкирского писателя, которого мало кто читал даже в самой Башкирии…

Короче, в результате «конкурса» победила «Роснефть» дед зятя Сечина, и теперь аэропорт Уфы будет именоваться не «международный аэропорт Уфа», а «аэропорт Мустая Карима».




#аэропортМустаяКарима
Tags: #аэропортМустаяКарима, Башкирия, Башкортостан, Уфа, аэропорт, башкирские националисты, башкирский язык, нацизм, националисты, национальная элита, национальность, национальные интересы, национальный вопрос
Subscribe

Posts from This Journal “Башкортостан” Tag

promo zsbooka december 1, 2016 12:51 69
Buy for 10 tokens
Где-то в Луганской области летом 14-го… Уже полчаса, как наш взвод расположился на новом месте. Требовалось зачистить какую-то заброшенную деревню и её окрестности. Мы тихонько обошли хуторок или, если точнее – то, что от него осталось. Всё было мирно и спокойно. Старые, давно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments