ZSBooka (ЗСБука) (zsbooka) wrote,
ZSBooka (ЗСБука)
zsbooka

Categories:

Немного про тот русский лес, который мы больше никогда не увидим…



В последнее время довольно активно в наших СМИ и соцсетях обсуждают пылающие леса в Сибири, где площадь пожаров уже сравнялась с территорией среднего европейского государства, а дым от них достиг Америки. Но особо пристальное внимание к этой проблеме вызвано даже не столько самими этими пожарами, которые так или иначе бушуют в тайге каждый год, сколько тем, как власти долго и упорно абстрагировались от этой проблемы, будто бы не замечая её, видимо, предполагая, что лесные пожары затухнут сами собой, но – для всех адекватных людей ожидаемо – этого не случилось и проблема стала приобретать текущие эпичные планетарные масштабы…

Развивая эту тему, следует вкратце отметить, что причина происходящего кроется в том, что в этой сфере существует несколько структурных проблем, вызванных следующим.

Во-первых, государство планомерно и уже достаточно давно сокращает службы, которые ранее занимались охраной леса (считается, что это началось с момента введения в действие нового Лесного кодекса в 2006 году, но на самом деле соответствующая тенденция появилась несколько раньше). Причём, в первую очередь режется именно низовой (полевой) состав лесников-инспекторов (а также их полномочия), а прочие чиновники и бюрократы, занимающиеся бумажной работой, в основном сохранили свои места.

Во-вторых, практически все лесные массивы в России «зонировали» и с 2015 года необходимость тушения лесных пожаров рассматривается с точки зрения «экономической целесообразности». Что с одной стороны верно и совершенно разумно конечно же, а с другой стороны на практике появились довольно странные ситуации, когда, например, лесной участок в тайге можно отдать под вырубку, а вот тушить этот же участок леса оказывается вдруг «экономически нецелесообразно». При этом, схема зонирования такова, что почти половина лесов в стране может сгореть, к херам, и это останется в рамках действующих правил – всё нормально, никто из чиновников никакой ответственности не понесёт…

На явные проблемы с ситуацией в этой сфере текущие пожары уже привлекли определённое внимание московских властей и есть надежда, что что-то изменится, но я-то здесь хотел сказать немного о другом…



Как уничтожается русский лес: не будет здесь больше тайги при нашей жизни

Надо приехать в Сибирь, чтобы увидеть это своими глазами – как наш лес буквально хищнически пилится и длинными эшелонами вывозится в Поднебесную...

Да, тайга режется: иногда – аккуратно, по небольшим кусочкам, иногда – без всякой жалости, крупными ломтями. Из космоса это выглядит как сыпь на теле больного.

Кстати, можете и сами открыть в интернете карту и найди Иркутскую область. Чуть правее – Бурятия. Видно сплошное серое пятно? Это вырубленные леса.

Пятно это безжизненное, словно лишай или некроз, расползается на север, по рукавам рек, по нитям дорог, обволакивает городки и посёлки, которые без лесов даже из космоса кажутся посеревшими и больными…

Смотрим внимательнее. Берём чуть северо-западнее Байкала. Это Красноярский край. Зелёное море тайги. Красноярский край слишком велик, чтобы объём вырубок стал очевидным. А теперь чуть увеличим… Приблизили карту – и всё встаёт на свои места. Проплешины всюду. Жестоко, правда?

Высаживаемся именно здесь. Там, где видны тысячи(!) маленьких прямоугольников. Они сыпью тянутся вдоль Ангары, стягиваются в большие проплешины и неминуемо соединятся друг с другом, превратясь в иркутско-бурятское пятно.

В русской тайге китайцев немного – они здесь обычно начальники. На них работают таджики, узбеки и, конечно, русские.

Видели ли вы русскую тайгу? Небо синее с искрящейся снежной пылью? Стволы в два обхвата? Гордые деревья-исполины? Хруст таёжного наста – как скрипка в симфоническом зале? Морозный стук ангарской сосны?

Нам тоже так казалось. Поэтому, пробираясь на «уазике» к тайге, старались не глядеть по сторонам. Потому что уже 150 километров позади, а тайги всё нет. Только чахоточный лес с сединой берёзок. А ещё страшно таращились привидения-пустыри, да обглоданные пожарами сосны.

Русская тайга – это красная светящаяся в сумерках лава… Она горит здесь уже неделю. А может, месяц. Сквозь дым ползёт стадо лесовозов. Словно железные жуки тащат тайгу на лесопилки, а та упирается, бедная, визжит сотнями пил. Свежеспиленный кругляк лежит в тайге в клубах дыма от горящих отходов.

Тайгу разделывают рядом. Прямо посреди леса стоит «китайский город» с дизельной электростанцией, цехами, жилыми домами.

Господа из правительства, вы этого добивалась?! Вот она – глубокая переработка леса! Практичные китайцы – где рубят, там и распиливают, а отходы… жгут. Горы макаронника (обрезки досок и бруса) были тут, говорят, высотой с девятиэтажный дом, а теперь лес обдаёт ядовитым жаром.

«Город китайцев» ненавидят даже их коллеги по ремеслу – водители лесовозов. Из-за привычки водил снимать и выкладывать в интернет всё, что увидели, да ещё с матерными подписями, китайцы возвели у своего города насыпь. Как китайскую стену!..

Но, ворвавшись в город, обнаруживаем что он… не китайский. Там работает весь бывший СССР: узбеки, таджики, киргизы (лишь один еле говорил по-русски). Единственного китайца мы обнаружили в избушке-администрации.

Но этого начальника сразу прикрыл русский. Двухметровый инженер встал между нами (китаец тут же исчез) и сказал чётко – похоже так звучит местный пароль: «Разрешения есть. Документы есть. Прокуратура проверила. Вопросы?»

Символично. Русоволосый русский парень спокойно улыбался на фоне огня.
– Мы скоро уедем отсюда, – говорит он на прощание. – Хорошей тайги тут уже не осталось…

Возвращаемся в тяжёлом молчании.

– Я забыл показать самое главное, – вдруг вспомнил лесопромышленник Василич, добросивший нас до тайги. И дал по тормозам.
– Смотри! – с фонариками подходим к брёвнам, грудой лежащим у дороги. – Видишь на спиле годовые кольца?

Я долго приглядывался. Кольца были. Кажется. Тонкие-тонкие, как паутинка.

– Этой ангарской сосне лет 100, – сказал Василич, пнув анорексичное бревно. – Она в нашем красноярском климате растёт очень-очень медленно. Южнее, в Иркутской области, такое дерево вырастет лет за 70. А ещё южнее – в Китае – лет за 50. Так что расслабьтесь. Не будет здесь больше тайги при нашей жизни…

P.S. По материалам вот этой статьи.

Ещё могу добавить то, о чём уже говорил как-то раз – что по моим личным ощущениям, основанным на элементарной логике, тайгу каждый год поджигают специально, чтобы скрыть незаконные вырубки. Некоторые «специалисты» говорят, что это делать якобы бессмысленно, так как довольно легко определить, где горел лес, а где горели только пеньки, но дело здесь в одном простом и крайне важном нюансе: а кто именно это будет определять? Те, кто сам же эти участки отдал под незаконную вырубку? Или те, кто в доле от этой деятельности? Да, именно они и составят все акты проверок и фотографии даже нужные приложат. А с космоса все эти пространства выглядят одинаково – выжженная земля…





#уничтожениелеса #уничтожениетайги #вырубкалеса #русскийлес
Tags: #вырубкалеса, #русскийлес, #уничтожениелеса, #уничтожениетайги, Россия, власть, лес, чиновники
Subscribe

Posts from This Journal “Россия” Tag

promo zsbooka december 1, 2016 12:51 87
Buy for 30 tokens
Где-то в Луганской области летом 14-го… Уже полчаса, как наш взвод расположился на новом месте. Требовалось зачистить какую-то заброшенную деревню и её окрестности. Мы тихонько обошли хуторок или, если точнее – то, что от него осталось. Всё было мирно и спокойно. Старые, давно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →