ZSBooka (ЗСБука) (zsbooka) wrote,
ZSBooka (ЗСБука)
zsbooka

Category:

Россия сегодня: борьба со своим народом

Вдогонку к пятничному посту будет уместен вот этот рассказ от имени журналиста «Новой газеты» (с небольшими моими самовольными правками; ссылка на оригинал статьи здесь).



27 июля 2019 года во время протестов против недопуска независимых кандидатов к участию в выборах в МосГорДуму в столице было задержано более тысячи человек. На следующей акции, которая прошла через неделю – 3 августа 2019 года – было задержано более восьмисот москвичей (по факту задержали больше, но часть потом отпустили без составления протокола). И сейчас я вкратце опишу, как всё это происходило.

Выйти в центр Москвы 3 августа и не оказаться в автозаке было довольно трудно даже для человека, который совсем ничего не знал об акциях протеста в столице и не планировал в них участвовать. Центр города был полон полиции и автобусов с нацгвардейцами (надо правильно называть этих людей – Росгвардии в России нет). На выходе из метро массово проверяли документы и регулярно советовали «ехать домой». Телефонная связь ловила очень плохо, а где-то её не было вообще. Вдоль бульваров закрылось много магазинов и кафе – например, Центральный рынок на Трубной. Говорят, что с утра сотрудники полиции ходили по всем торговым точкам и настоятельно рекомендовали закрыть их на период с часа дня до вечера.



Почти все независимые кандидаты в депутаты МосГорДумы были арестованы либо накануне, либо непосредственно 3 августа 2019 года. Ещё девять рядовых участников митинга, который состоялся 27 июля, проходят по делу о «массовых беспорядках» – шестеро из них арестованы, остальные под «подпиской о невыезде». Всего в настоящий момент в совокупности арестованы 14 человек по разным статьям Уголовного кодекса РФ – 212 (массовые беспорядки), 212.1 (неоднократное нарушение организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), 280 (публичные призывы к осуществление экстремистской деятельности), 282 (возбуждение ненависти либо вражды), 318 (применение насилия в отношении представителя власти), при этом половина из арестованных на сегодняшний день уже получили реальные сроки заключения – от 2 до 5 лет. Количество получивших административный арест или штраф – исчисляется сотнями (если не больше, никто толком не считал). Могу обратить ваше внимание на жёсткость формулировок обвинения – массовые беспорядки, применение насилия в отношении представителя власти. Мне это чем-то напоминает то, как с поразительной лёгкостью 80 лет назад примерно аналогичным образом боролись с «врагами народа». Наверное, как-то также лепился ярлык – ррраз и – «враг народа», езжай в ГУЛАГ! Сейчас, конечно же, не 37-ой год, но лиха беда начало...

Так или иначе, машина политических репрессий имеет желание запуститься, хотя – напомню – протестующие в большинстве своём не давали ровно никакого повода для ареста и многие вообще ничего не делали – ничего не ломали, не перегораживали и никому не мешали, и если кто и совершал нечто, подпадающие под определение «массовых беспорядков» в смысле статьи 212 УК РФ (организация массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, представляющим опасность для окружающих), то делали это исключительно сотрудники полиции, которые регулярно нападали на абсолютно мирных людей и в некоторых случаях с пугающей жестокостью их били:




В комментариях к прошлому посту отметилось значительное количество персонажей, которые оправдывали жёсткие действия полицейских тем, что граждане якобы, по их мнению, обязаны выполнять любые требования полиции, а в случае, если они беспрекословно не подчиняются, то тогда полиция вправе применять любые меры для приведения их к покорности… Нет, правда, я был по-настоящему шокирован тем, как много было написано комментариев в таком духе. Так вот, таким рабам хочу сообщить следующее: граждане Российской Федерации обязаны выполнять только законные требования сотрудников полиции, при этом сотрудникам полиции запрещается применять специальные средства (к которым относятся: резиновые палки, наручники, электрошок, газ, свето-шумовые гранаты, служебные собаки и так далее) при пресечении незаконных собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований ненасильственного характера, которые не нарушают общественный порядок, работу транспорта, средств связи и организаций (пункт 2 части 1 статьи 22 Закона «О полиции»), но в ряде случаев сотрудники «правопорядка» теряли над собой контроль и как озверевшие набрасывались на гуляющих по Москве людей, которые – ещё раз уточню – ни на кого не нападали, ничего не перегораживали, ничего не скандировали и даже плакатов не имели (в большинстве случаев):



Вот как можно назвать подобные действия полиции?!

Новую акцию протеста, которая планировалась 3 августа 2019 года, анонсировали ещё во время предыдущей акции (27 июля): на этот раз местом сбора служила любая точка Бульварного кольца. Маршрут предполагался такой: Пречистенские ворота, Никитские ворота, Новопушкинский сквер, Трубная площадь, Тургеневская площадь и Покровские ворота.

С вечера пятницы вдоль Тверской выставили ограждения. А с утра все станции метро на территории Бульварного кольца полностью контролировались полицией. Окна автобусов нацгвардейцев, припаркованных неподалёку, были закрыты занавесками, иногда они строго выглядывали оттуда на любопытных прохожих. Появлялись сообщения, что на выходе с «Чеховской» всех молодых мужчин отводят в отдел полиции. В некоторых случаях людей задерживали ещё ДО акции, без всяких веских причин. Журналисты рассказывали, что на выходе из метро требуют документы, пытаются вручить предостережение против участия в акции.

Телефонной связи у абонентов МТС и «Билайна» в тот день практически не было – нельзя было даже позвонить, не то что зайти в интернет. Говорили, что ловил «Мегафон», но тоже с перебоями. К «официальному» началу акции, в два часа дня, начался сильный дождь. У входа на «Кропоткинскую» к этому моменту задержали уже семерых человек, которые просто прятались от дождя под козырьком у метро – несанкционированное «скопление народа».

При мне полицейский подошёл к одиноко стоящему парню и настойчиво поинтересовался: «Что вы здесь делаете?» Получив ответ, что тот ждёт друга, не отстал: «И через сколько друг приедет?..» К несовершеннолетним молодым людям было особое внимание – их особенно пристрастно допрашивали, пугали тем, что сообщат родителям «чем они тут занимаются»...



На Тверской двое сотрудников полиции проверяют документы у молодого человека. Он показывает паспорт, открывает рюкзак. Выглядит немного испуганным, говорит, что не знает, что здесь происходит. Полицейские объясняют, что остановили парня «по ориентировке», затем просят и у меня паспорт, пресс-карту, редакционное задание и интересуются неким «согласованием на работу здесь». Корреспондентов «Новой газеты» в тот день не раз останавливали для досмотра документов.

Тем временем на Пушкинской площади уже около 200 человек. Они не выкрикивают лозунгов, не держат табличек, просто общаются и поглядывают друг на друга, чтобы понять, когда начнется какое-то движение.

Задержания здесь происходят конвейером: цепочкой омоновцы проникают в толпу и вылавливают оттуда человека без определенного принципа.



Всё происходит очень жёстко, у нацгвардейцев ни капли жалости даже к тем, кто и не собирался сопротивляться



– Это, вообще, что сейчас было, простите? – спрашивает нацгвардейцев женщина, которую ведут в автозак. – Здесь находиться нельзя? Запретная зона?



«Уважаемые граждане, сотрудники Росгвардии несут службу в целях обеспечения вашей безопасности. Большинство военнослужащих срочной службы, которые сегодня здесь – это ваши сыновья. Будьте благоразумны, не нарушайте закон» – объявление про «сыновей», которые «заботятся о нас», зачитываемое женским голосом, звучит чаще остальных.

– Молодой человек, – обращается к нацгвардейцу пожилая женщина, – а эти люди здесь (показывает на протестующих и обычных прохожих на площади) – это не «наши сыновья»? Их не нужно беречь? Они чем-то от вас отличаются?..

Но к ним бесполезно обращаться. Нацгвардейцы абсолютно глухи, с рвением выполняют приказ:





Пушкинскую довольно быстро «зачищают»: нацгвардейцы поднимают с лавочек бабушек, будят бездомного – тот ругается на полицию и отмахивается, но его берут под руки и волокут к автозаку. Хватают журналистов, на которых нет опознавательных жилетов. Тех, кому удаётся на ходу вытащить пресс-карту, потом буквально откидывают в сторону.

На площади не хотят оставлять никого. Оставшихся людей смещают к кинотеатру «Россия», но люди переходят к зданию «Известий». На этот момент на Пушкинской задержано уже несколько десятков человек. Только на моих глазах – больше двадцати.

Крайне жёстко нападают на мужчину с российским флагом: притом, что у людей сегодня практически не было символики, флаг вызывает мгновенную реакцию – мужчине заламывают руки и ведут в автозак:



В это время на Трубной площади людей задерживают точечно – так же рандомно выхватывают из толпы и довольно быстро «зачищают» площадь (главное место ежедневных вечерних протестов оппозиции последнее время). Кого-то удаётся отбить, женщина кричит, что в автозаке её сын, и его отпускают. Практически идентичная история с задержаниями на Чистых прудах – людей там «берут» за ноги, куртки и несут — больше десяти задержанных. Рядом кто-то в это время проезжает на велосипеде. На Старом Арбате идёт колонна и несёт баннер «Свободу политзаключенным», их «контролируют» омоновцы. Становится известно о задержаниях в районе Цветного бульвара. В районе метро «Маяковская» за полчаса набирается 3 полицейских автобуса – задержанных стихийно увозят в ОВД.

Люди, которые вышли на Пушкинскую, оказываются у здания «Известий». Нацгвардейцы ходят группами по 5-6 человек и высматривают, кого задержать. Журналисты идут вместе с ними, чтобы хоть чуть-чуть понять логику выбора задержанного. Нацгвардеец, идущий впереди, показывает пальцем на людей, которые сидят на приступке у магазинов рядом с «Известиями» – показывает на одного, второго, советуется с нацгвардейцем рядом. Сначала как будто задерживают только парней, но потом, кажется, логика чуть-чуть прорисовывается: если человек как-то реагирует после того, как на него показали пальцем (например, берёт в руки рюкзак или встает, чтобы отойти подальше), – на него набрасываются.

Чуть позже, когда в голосе полиции слышно уже раздражение в просьбе «разойтись», задержания переходят в разряд «всех подряд».









Забирают мужчину, который стоял спиной к колонне нацгвардейцев и наблюдал за происходящим. Вслед нацгвардейцам, вчетвером уносящим задержанного, возмущённо кричит пара москвичей (мужчина и женщина): «Он же стоял, ничего не делал! Вы что, совсем что ли?» Спрашиваю, знаком ли им задержанный. Они отвечают, что нет, но они не понимают, почему был арестован этот молодой человек, ведь он «просто стоял»: «Что здесь происходит-то?!», – недоумевают они. Я объясняю, что это акция за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму (сегодня это приходится объяснять многим, наблюдающим за задержаниями, потому что чаще всего люди вообще не понимают, что происходит и о предстоящих выборах даже не знают). Спрашиваю у этой пары москвичей, не страшно ли, что и их задержат. «Да господи, пусть задерживают. Ну, отпустят потом… А это сейчас нормально было, что задержали мужчину, который просто стоял? – женщина со своим спутником недоумевающе переглядываются. – Я вон слышала, что иностранца сегодня задержали, он даже паспорт свой всем показал и всё равно… Это что такое?!»





Если нацгвардейцы заприметили кого-то (а то и вовсе показали пальцем), а человек решается убежать, – его догоняют, даже если для этого приходится влететь в метро, сбив по пути несколько прохожих: «Дорогу, я сказал!». Парня забрали уже после рамок метро.

– Не трогайте меня, пожалуйста, я вас прошу – девушка на скамейке у «Известий» закрывает лицо руками, но сначала забирают соседа, а затем и её. – Мы же ничего не делали, сидели просто.

К сидящим на скамейке, а также к курящим у магазинов подходят нацгвардейцы и просят уйти в метро.
– А на улице уже находиться нельзя? – спрашивает мужчина у магазина цветов.
– Езжайте домой, по своим делам езжайте, – раздраженно отвечает нацгвардеец и подталкивает мужчину в сторону выхода из метро.
– Да не хочу я домой, спасибо! – мужчина одёргивает рукав куртки. – Вы мне будете указывать, ехать домой или нет? Нормально вообще?

Пространство у «Известий» зачищают в течение часа. Нацгвардейцам в этом помогают сильный дождь и ветер, спасаясь от которых, люди просто уходят в подземный переход.

Часто конвейер задержаний останавливается, но это значит только, что переполненный автозак уехал, а нового пока нет. При этом рядом периодически проносятся автозаки, которые уже наполнились на Трубной.

В подземном переходе полиция объявляет, что «выхода нет», но при этом гражданам нужно разойтись. В ответ на эти противоречивые призывы многие смеются и хлопают. Хлопки в ладоши были сегодня чуть ли не единственной формой звукового протеста. Из лозунгов звучали «Допускай» и «Россия будет свободной», и то не во всех локациях.





Когда экстремисты на митинг не пришли...





Подсчитать количество людей, вышедших 3 августа 2019 года на акцию, довольно сложно из-за того, что она проходила в нескольких точках Бульварного кольца, но что выделяется во всех задержаниях – явных поводов задерживать протестующие не подавали, даже ничего не выкрикивали, в том числе и из-за этого оказалось, что в автозаки поместили москвичей и туристов, которые вообще не знали, что существуют выборы в Мосгордуму.

По состоянию на 21.15 ОВД-Инфо сообщает о 828 задержанных. В некоторые ОВД приехали следователи и опрашивают людей по делу о «массовых беспорядках» на акции 27 июля 2019 года, заставляют заполнять «опросные листы», в которых в том числе спрашивается про «родственные связи» и «среду общения». Напоминаем, что задержанные вправе отказаться заполнять такую бумагу, сославшись на 51-ю статью Конституции. У многих в отделениях отбирают телефоны, просматривают их содержимое. Борьба с людьми, которые выходят на улицы, продолжается…

P.S. Говорят, что постить нечто подобное вышесказанному – это провокация. Полагаю, я усугублю своё положение, если напомню всем о существовании статьи 31 Конституции Российской Федерации: граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.




Как вы считаете, имеет ли право полиция при помощи силы разгонять несанкционированные митинги, демонстрации, шествия и пикеты, если люди при этом не перегораживают проезжую часть или тротуар, ни на кого не нападают и ничего не ломают?

Полиция имеет право устанавливать порядок в любом месте любым способом. Оспорить её действия можно в суде
7(7.4%)
Полиция обязана пресечь любые попытки либерастов «раскачать лодку». Это делается в целях сохранения страны и суверенитета
2(2.1%)
Граждане России имеют право собираться в любое время и в любом месте, если это не причиняет неудобство окружающим
40(42.6%)
Власти используют правоохранительные органы с целью заткнуть рот народу. Полиция не должна выполнять преступные приказы
45(47.9%)




#московскиепротесты2019 #правачеловека #покорность #беспредел
Tags: #беспредел, #московскиепротесты2019, #покорность, #правачеловека, Россия, анатомия власти, анатомия российской власти, власть, демонстрация, закон, митинг, народ, опричники, отстоять свои права, пикет, политика, полицейское государство, полиция, правовая реальность, правовое государство, правоохранительные органы, протест, репрессии, система, юридические казусы
Subscribe

Posts from This Journal “репрессии” Tag

promo zsbooka dezember 1, 2016 12:51 87
Buy for 30 tokens
Где-то в Луганской области летом 14-го… Уже полчаса, как наш взвод расположился на новом месте. Требовалось зачистить какую-то заброшенную деревню и её окрестности. Мы тихонько обошли хуторок или, если точнее – то, что от него осталось. Всё было мирно и спокойно. Старые, давно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 224 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →