31 августа 2018

Маразм крепчает: не время шутить!



В предыдущих частях («Маразм крепчает: борьба с инакомыслием» и «Маразм крепчает: новая стадия – долбоебизм») мы с вами наблюдали краткую ретроспективу практики первых лет применения «экстремистских» статей Уголовного кодекса Российской Федерации. Я надеялся закончить всё одним последним третьим постом, но материала оказалось настоолько много, и он настолько отличается от того, что я ожидал увидеть, что никак не получается в одном тексте всё здесь подытожить – черновик на глазах разбух в разы.

Определённая сложность, при этом, заключается в том, что, по мере того, как я разбираюсь во всех нюансах вопроса, открывается, что реальная картина значительно отличается от того, как нам пытаются однобоко и плоско всё преподнести разнообразные СМИ, журналисты и блогеры – официальные, оппозиционные, и даже нейтральные (которые только бездумно перепечатывают чужую точку зрения). Объективная картина, как всегда, намного более многофактурна и неоднозначна…

При этом, можно сразу анонсировать – эта часть будет отличаться от всех прочих. И основное отличие заключается в том, что если в других случаях главными жертвами карательной машины государства являлись и являются убеждённые «активисты», пусть и разных политических взглядов, то здесь, при перечислении примеров наиболее характерных историй, легко заметить, насколько много «под раздачу» попало совершенно случайных людей из «простого народа», в соответствии со старинным русским правилом: «лес рубят – щепки летят»…

К этой поговорке я ещё вернусь в самом финале, а пока – встречайте: очередная часть цикла, освещающая борьбу наших «компетентных» органов за стерильность российского общества.
Свернуть )



#экстремизм #Россия #срокзарепост #срокзакомментарий #суд #полицейскоегосударство #цензура #репрессии #свободаслова #интернет #ограничениесвободы #борьбасинакомыслием #маразм
promo zsbooka december 1, 2016 12:51 87
Buy for 30 tokens
Где-то в Луганской области летом 14-го… Уже полчаса, как наш взвод расположился на новом месте. Требовалось зачистить какую-то заброшенную деревню и её окрестности. Мы тихонько обошли хуторок или, если точнее – то, что от него осталось. Всё было мирно и спокойно. Старые, давно…